На волне Высоцкого. Песни о войне. Коричневая чума

На волне Высоцкого. Песни о войне. Коричневая чума Читать онлайн
Балл: 0
Голосов: 0
Год выпуска
2016
Жанр
Поэзия
ISBN
978-544-830-8697

Песня о Высоцком Владимире Семеновиче… Горела страсть — ты жил в последний раз, На сцене тихо таяла лампада, И надо доиграть и не упасть, И большего нам счастья и не надо, И надо доиграть и не упасть, И большего нам счастья и не надо…

На волне Высоцкого. Песни о войне. Коричневая чума скачать fb2, epub, pdf, txt бесплатно

Рекомендуем почитать
О любовной страсти и Воркуте. Страсти любви и Крайний Север
Ты родная святая сторонка, Помнишь ты ли ещё всё меня, Мне бы в детство помчаться вдогонку, Мне б ещё так вскочить на коня, Мне бы в детство помчаться вдогонку, Мне б ещё так вскочить на коня….
Воркута – особая планета… Сборник о любви
А в глубине полярных этих шахт, Стучат для вас горячие сердца, И любит вас, и любит вас — Бессмертная шахтёрская душа, Издалека, совсем издалека Приехал я к любимой дорогой, Ох, не легка ты доля не легка, Где называют город — Воркутой!.
Хулиганка – сборник стихов… Дзержинск и моя любовь…
А в глубине полярных этих шахт, Стучат для вас горячие сердца, И любит вас, и любит вас — Бессмертная шахтёрская душа, Издалека, совсем издалека Приехал я к любимой дорогой, Ох, не легка ты доля не легка, Где называют город — Воркутой!.
Памяти Высоцкого. Высоцкий в моей жизни
А нервы натянулись на предел, И голос твой звенел хрипатой нотой, Ты много в жизни что хотел — успел, А зрителям осталось только хлопать, Ты много в жизни что хотел — успел, А зрителям осталось только хлопать….
Последнее танго на Марсе
«…Потягивая приятный кисло-сладкий напиток, включила домашний смарт. Выскочили сразу три новых сообщения: квитанции об оплате. - Па-а? – недовольно протянула Полина. – А мы разве в этом месяце за воздух не платили? - Платили, – вздохнул отец. – Теперь новые тарифы, генераторы на планете еле тянут, менять их надо. Оттого и сборы. Прислали уже? - Угу, – отозвалась Полина…».
Дождь над Ельцом
«…– Закрой, – упрямо повторила Клавдия и вдруг зябко поежилась, – мало ли… Я пожал плечами: надо так надо. Вошел в дом и, ухватившись за край массивной двери, потянул его на себя, отгораживаясь от внешней темноты. Когда дверь со скрипом стала на место, я с удивлением отступил от нее. Обитая кожей панель от пола до потолка была покрыта разнообразными запорами от примитивных крючков и засовов до вполне современных задвижек и цепочек. Некоторые из них казались.
Битва за Берлин последнего штрафного батальона
Последние дни войны. Берлин. Штрафники снова шли впереди. Роман известного писателя Андрея Орлова описывает последние дни войны глазами командира, разжалованного в рядовые и отправленного в штрафную роту. «– На лестницу, – прошептала Анна одними губами. – Поднимемся наверх, там, кажется, никого нет… – Позднее Максим проклинал себя за то, что послушался. Что это было за сиюминутное внушение? Он побежал на цыпочках к лестнице, Ситников за ним – раз надо,.
Борьба со смертью
«– Меня мучает недоделанное дело, – сказал Лорх доктору. – Да: почему вы не уезжаете? – Любезный вопрос, – медленно ответил Димен, сосредоточенно оглядываясь. – Кровать надо поставить к окну. Отсюда, через пропасть, виден весь розовый снеговой ландшафт. Смотрите на горы, Лорх; нет ничего чище для размышления. – Почему вы не уезжаете? – твердо повторил больной, взглядом заставив доктора обернуться. – Димен, будьте.
Сватать надо зимой!
«… Сергей голову поднял, но смотрел не на Лелю, а куда-то в пространство. – А ну, не отворачивайтесь! – прикрикнула Леля. – Осталось последнее – лифчик. Внимание! Р-раз! – Леля сдернула лифчик, выпрямилась, развернула плечи и слегка отвела их назад, как делают профессионалки… И только теперь заговорил Сергей: – У вас гуськи пошли! – Что? – не поняла Леля. – Ну пупырышки от холода. Топят здесь плохо. Зачем вы себя.
О бедном гусаре замолвите слово
«… Тут жандармерия перешла в атаку на армию: – Дорогой Иван Антонович! Время-то сейчас трудное… В Европе – смуты, волнения, – Мерзляев перешел на шепот, – кое-где баррикады. Вредные идеи – они в воздухе носятся. Там выдохнули, здесь вдохнули… На кого государю опереться? Кому доверять? Только армии… Но, как говорится, доверяй, но проверяй… – Ну, вы мой полк не марайте! Мои орлы не дураки! Газет не читают, книг в глаза.
Большая книга богатства и счастья (Подарочное издание)
У вас в руках уникальное издание, уважаемый читатель! Впервые под одной обложкой собраны четыре бестселлера Луизы Хей – «Мудрость женщины», «Исцели свою жизнь», «Стань счастливым за 21 день» и «Я могу сделать это!».  «Я могу сделать это!» – говорит Луиза в любой жизненной ситуации и призывает к этому других. Это в нашей власти – принять и полюбить себя такими, какие мы есть, изменить свою жизнь к лучшему с.
Ворюга в клеточку
Знали Дима и его брат Алешка, что их приятель враль, каких мало, но на этот раз он превзошел самого себя. Это ж надо до такого додуматься – будто видел собственными глазами, как по небу летит… Карлсон, который живет на крыше! Тут бы поднять фантазера на смех, да только папа, полковник милиции, недавно рассказал ребятам, что в городе появилась какая-то неизвестная науке птица, очень похожая на сову. Но со странным оперением… в клеточку, которая ворует ценные вещи.
Письмо счастья
Ну как же он мог – уехал и не попрощался! Даже номера телефона не оставил! Все они такие, эти мальчишки, верить им нельзя… Что для него, Васьки, значит какая-то девчонка, живущая в затерянном среди лесов домике? Поцеловался с ней один разок – и будет теперь всем хвастаться… Так думала Тоня. Но не знала, что в это время ее друга увозили подальше от нее! А Васька ждал звонка от Тони… И не догадывался: вырезанное им на обыкновенном полене письмо, в котором он.
Армия, или Я - не бандит
Не хотел Родион Космачев становится бандитом. И так за плечами уже шесть лет зоны. Теперь он желал только одного – просто честно жить. Не получилось. Родион попал в волчью стаю – мощную криминальную группировку. И значит, тоже надо выть по-волчьи. Наехал рэкет – сам становись рэкетиром. Создал свою криминальную армию – будь в ней генералом. И объявляй войну другому криминальному генералу – Боксеру. Им двоим есть, что делить – родной город, разбитый на.