Пуля для дуры

Пуля для дуры Читать онлайн
Балл: 0
Голосов: 0
Год выпуска
2017
Жанр
Роман
ISBN
978-544-901-0308

Каждый из нас хотя бы раз изменял жене, мужу, подруге, любовнику… Не качайте головой, не надо. Допустим, я вам поверю, но себя-то не обманете. Было. И есть. И, наверняка, случится снова. Вопрос в том, как на это реагировать. Готовы ли вы менять сиюминутную радость на гнетущее чувство вины? Впрочем, это ваше личное дело. А героев моих рассказов измены приводят к непредсказуемым последствиям. Три истории, собранные в этой книге, легли в основу сценариев для короткометражных фильмов.

Пуля для дуры скачать fb2, epub, pdf, txt бесплатно

Рекомендуем почитать
Время собирать
«…Ира отложила пакет с пирожками – за проведенные в хроноэкономе четыре с половиной часа проголодаться она все равно не успела – и вытащила из сумки очередную порцию ферромагнетиков. О том, что с помощью магнитов можно повлиять на работу минутниц в ту или иную сторону, знали давно. Вот только влияние это было совершенно непредсказуемым. Экспериментаторы отцовской лаборатории ставили во главу угла «умножение» сохраненного в минутнице запаса – людей уже.
Букварь Янки
«– А если… – начала было Янка. - Без «если», – прервал Бричиков. – Кстати, если хочешь – кури. Янка достала из сумочки пачку и закурила, закинув ногу на ногу. - Все будет хорошо, – сказал Бричиков и улыбнулся…».
Властелин ямы
«Развевающиеся на ветру лохмотья едва прикрывали спину оборванца. Пустырник содрогнулся от омерзения: разве можно доводить до такого состояния собственную одежду? - Пять тысяч семьсот тридцать два, – пробормотал оборванец, сидя спиной к Пустырнику. Тут же продолжил: - Пять тысяч семьсот тридцать три, пять тысяч семьсот тридцать четыре…».
Дети Ганимеда
«Яйцо исчезло. Зак тупо смотрел в контейнер. В нем красовалось три яйца – золотистых, размером с хороший мужской кулак. Три, мать его! А должно быть четыре – два с прежних месяцев и два – новых! В прошлом месяце накануне кладок он самолично обошел «наседок», проверил. Ириска снесла яйца: три обычных и два золотистых. И это было удивительно. Обычно работало непонятное, но простое правило: одна кладка – одно золотое яйцо. Редко – ни одного. Но.
Звени, монета, звени
Сначала были четыре богини. Четыре Извечные… Потом – сотворенные ими Супруги-творцы. Потом – Первый Предел, обитель вечно юных и бессмертных Магов. И только много позже – Четыре Предела Людских, разделенных неодолимыми границами. И пересекать их могут лишь четверо Избранных – четверо Мудрых, каждый из которых правит своим Пределом. Так было. Но теперь Первый Предел, разрушенный войной, лежит в руинах – а последний уцелевший маг, чернокнижник Трейноксис,.
Из Парижа в Бразилию
«– Стой! – раздался в густом тумане чей-то повелительный голос. - Что такое? Что случилось? – тревожно осведомился другой голос из глубины крытых саней быстро мчавшейся по необозримой снежной равнине тройки. Звон колокольчика пронзительно раздавался в морозном воздухе. - Ничего, пустое, ваше благородие… так что-нибудь, – отвечал ямщик, привставая на облучке и энергично погоняя замедливших было бег лошадей. – Эй вы, соколики!.. – прикрикнул он на.
Ночное путешествие
«– Ты хвалишься напрасно, – сказал мне Дьявол, – я покажу тебе миры, которых вообразить ты не мог бы. Гляди: видишь ты эту звезду а в созвездии Ориона? Я посмотрел, куда указывал мне длинный и чешуйчатый коготь. Дьявол другой рукой приподымал тяжелую портьеру у окна. Небо казалось черной бездной, разверстой у ног. – Вокруг этой звезды, – продолжал Дьявол, – вращается сто сорок больших планет, не считая астероидов. Мы с тобою сейчас перенесемся на одну.
Сватать надо зимой!
«… Сергей голову поднял, но смотрел не на Лелю, а куда-то в пространство. – А ну, не отворачивайтесь! – прикрикнула Леля. – Осталось последнее – лифчик. Внимание! Р-раз! – Леля сдернула лифчик, выпрямилась, развернула плечи и слегка отвела их назад, как делают профессионалки… И только теперь заговорил Сергей: – У вас гуськи пошли! – Что? – не поняла Леля. – Ну пупырышки от холода. Топят здесь плохо. Зачем вы себя.
Учитель пения
«… – Перерыв! – объявил председатель. – Пошли в буфет, товарищи. Мы славно поработали и заслужили булочку с кефиром. – Извините, – вмешался Соломатин. – Я руководитель детского хора. Что мне сказать детям? Председатель недовольно поморщился, а один из членов жюри пошутил и сам рассмеялся собственной шутке: – Передайте им, чтобы хорошо учились! – Вы член жюри по юмору? – спросил Соломатин. – Мы сообщим наше решение, –.
Московские каникулы
«… Известно, что с собаками в салон самолета не пускают, и это безусловное хамство и дискриминация собак. Посему Лучана сдавала клетку в багаж, строго выговаривая чиновнику: – Компания «Алиталия» категорически отвечает за сохранность собаки? – Да, синьора. – Это не какая-нибудь обыкновенная собака, это особая собака! У нее шесть золотых медалей! – Да, синьора! – Более того, это любимая собака! – Разумеется, синьора! – И я.
Почти смешная история
«… – Вы всегда такой молчаливый? – спросила она. – Нет. – Это я вас раздражаю своей болтовней? – Да. – Я буду молчать, – пообещала Иллария. – Но в самом деле, вдруг ни с того ни с сего вы беретесь нести этот проклятый чемодан, потом устраиваете номер в гостинице, из-за этого вам придется жить вдвоем, потом вы сами несете чемодан в мастерскую. Я думаю, вы добряк, а вот Таисия Павловна считает, что вы за кем-то из нас ухаживаете или за.
Птица
Жили-были в шахтерском Донецке четыре неразлучных друга, четыре мушкетера: Леха Граф, Костя Петр, Жека Волховский и Димка Птица. Вместе взрослели, влюблялись, встраивались в новую постсоветскую жизнь – незаметно менялись и становились способны на предательство… Об этом – и об истории страны и людей, о дружбе, верности и измене – «Птица» Андрея Хомченко..
Пять имен-2
Все, наверное, в детстве так играли: бьешь ладошкой мяч, он отскакивает от земли, а ты снова бьешь, и снова, и снова, и приговариваешь речитативом: «Я знаю пять имен мальчиков: Дима – раз, Саша – два, Алеша – три, Феликс – четыре, Вова – пять!» Если собьешься, не вспомнишь вовремя нужное имя, выбываешь из игры. Впрочем, если по мячу не попадешь, тоже выбываешь. И вот вам пять имен (и фамилий), которые совершенно необходимо знать всякому читателю, кто не.
Прямая линия
Иногда мы любим человека, но в душе при этом у нас сумерки и пустота, которая затягивает тем больше, чем сильнее мы любим. Или нам только кажется, что это – любовь, а на самом деле – болезненная привязанность и зависимость одного человека от другого? И что, если нам по-настоящему хорошо с теми, о ком мы никогда даже и не подумали бы, что влюблены? Владимир – герой «Прямой линии» Маканина – горячим молодым вихрем врывается в размеренную жизнь Эммы, не.