Леонард Коэн. Жизнь

Леонард Коэн. Жизнь
Серия
Music Legends & Idols
Год
2012
Жанр
Публицистика
ISBN
978-5-17-109726-4

«Леонард Коэн: жизнь» – обстоятельный рассказ о необыкновенной жизни одного из самых значительных и влиятельных артистов нашей эпохи. Известная музыкальная журналистка Сильвия Симмонс прослеживает путь Коэна из Монреаля, где он родился, в Лондон, на греческий остров Гидру и далее – в Нью-Йорк шестидесятых, где он начал свою музыкальную карьеру. Она исследует траекторию блестящего творческого пути Коэна, включая его уход в монастырь в середине девяностых и триумфальное возвращение к концертной деятельности пятнадцать лет спустя. Куда бы ни заносила Коэна судьба – в переулки Мумбаи, в бесчисленные гостиничные номера, – Симмонс с неизменной тщательностью исследует все детали, все противоречия жизни Коэна и превосходно описывает творчество, душу, глубину и талант художника и человека, который и сегодня трогает людей, как никто другой.

Оценка содержания.
Здравствуй, дорогой читатель. Мы уверены, что книга "Леонард Коэн. Жизнь" Сильвия Симмонс полностью захватит ваше воображение. Пролог Он учтив, элегантен, по-старомодному вежлив. Он кланяется тебе при встрече, встаёт, когда ты уходишь, заботится о твоём удобстве, а сам на неудобство не жалуется; его чувства выдают только греческие чётки-комболои, которые он перебирает в кармане. Если требуется откровенность, он, по натуре человек сдержанный и застенчивый, принимает вызов с достоинством и юмором. Он осторожно выбирает слова, как поэт или политик: с привычкой к точности, с хорошим слухом на их звучание, с талантом и вкусом к уклончивости и таинственности. Он всегда умел наводить тень на плетень. При этом, когда он говорит (и когда поёт – тоже), в его тоне есть что-то заговорщицкое, как будто он сообщает тебе сокровенную тайну. У него стройная фигура – ничего лишнего, – и он ниже ростом, чем можно было бы подумать. Он опрятен и подтянут. Ему, наверное, не составило бы труда носить форму. Сейчас на нём костюм – тёмный, в тонкую полоску, с двубортным пиджаком. Даже если он не сшит на заказ, а куплен в магазине, на вид этого не скажешь. – Душа моя, – говорит Леонард, – я родился в костюме [1]. 1 Рождённый в костюме Когда я с тобой я хочу быть героем каким я хотел быть когда мне было семь лет от роду идеальным человеком который убивает Почему я пишу (Избранные стихотворения 1958–1968) У занимающей почти целый квартал синагоги водитель сворачивает с главной улицы и, миновав церковь Апостола Матфия на противоположном углу, начинает подниматься на холм. На заднем сиденье машины женщина – двадцати семи лет, привлекательная, с крупными чертами лица, элегантно одетая – и её новорождённый сын. Они едут по красивым, ухоженным улицам, украшенным продуманно и аккуратно посаженными деревьями. Большие каменные и кирпичные дома, кажется, вот-вот обрушатся под весом собственной солидности, но нет: они взмывают вверх по крутому склону, словно парят над землёй. Поднявшись до середины холма, водитель поворачивает в переулок и останавливается перед последним домом: Бельмонт-авеню, 599. Дом большой, массивный, строгий, в английском стиле; суровость его тёмного кирпича спереди смягчает белая ограда веранды, а сзади – парк Мюррей-Хилл, четырнадцать акров лужаек, деревьев и цветов, из которого открывается обширный вид: с одной стороны на реку Святого Лаврентия, с другой – на центр Монреаля. Водитель выходит из машины, открывает заднюю дверь, и Леонарда по белым ступенькам вносят в родной дом. Леонард Норман Коэн родился 21 сентября 1934 года в Госпитале королевы Виктории, огромном сером каменном здании в Уэстмаунте – богатом районе Монреаля. Согласно больничным записям это произошло в 6:45 утра, в пятницу. С точки зрения истории – аккурат между Великой депрессией и Второй мировой войной. Можно подсчитать, что Леонарда зачали между Ханукой и Рождеством – холодной, субарктической зимой, на которые никогда не скупился его родной город. Детство его прошло в доме костюмов. Нейтан Коэн, отец Леонарда, был. "Леонард Коэн. Жизнь" Сильвия Симмонс читать бесплатно онлайн можно не единожды, ведь с каждым прочтением открываются совсем иные мыслительные грани.