Амнезия

Амнезия Читать онлайн
Балл: 0
Голосов: 0
Год выпуска
2019
Жанр
Приключения

Что, если память можно запросто вынуть из головы или заменить другой, записанной специально для вас? В мире гибридов и изолятов такое возможно. Но устроит ли новая жизнь с чужими воспоминаниями того, кто никак не забудет грехи прежних лет? При оформлении обложки использовалось изображение с сайта Unsplash.

Амнезия скачать fb2, epub, pdf, txt бесплатно

Рекомендуем почитать
Старик ходит по кругу
«Шоссе шло по насыпи; слева от него тянулась необозримая, мелкая лесная поросль с речками и болотами. – Вот он! – сказал Фиш Флетч, уступая мне место перед окуляром. – Сперва покури. – Зачем? – Будешь смеяться так, что задрожат руки; потом не вставишь в рот папиросу. Его действительно дергало. Я покурил и углубился в пространство…».
Старик Суворин
«Да и вообще, не располагал он к тому, повода не давал, чтобы усчитывать его возраст. "Старик Суворин" – и баста. А какой старик – шестидесятилетний, семидесятилетний, – не все ли равно, раз он неизменчивый, прочный, вечный? Подобно тому, как мы не замечаем течения времени, пока его поток не набежит на порог какого-нибудь свершения, так точно не примечалось старение "старика Суворина", пока на его пути не обозначилась веха смертельной болезни, указавшая ему поворот к.
Фиалка
«– А что если это простая мистификация? – сказал Арно Камп, с сомнением рассматривая цветок. Сплющенный от лежания в плотном пакете цветок тем не менее выглядел совсем свежим, будто его только что сорвали. – Непохоже, – ответил человек, сидевший по другую сторону стола. – Уж слишком невинным он выглядит, – произнес после паузы Арно Камп. – Согласен. Эта штука и в самом деле выглядит невинно. Но к ней приложено еще кое-что…» Книга.
Тропик Канзаса
Америка прогнулась под пятой диктатора. Фальшивые улыбки навязли в зубах – ведь с экранов вещают, что все хорошо, а те, кому что-то не нравится, – экстре­мисты. Поля отравлены химией. С небес взирают недремлющие очи беспилотников, скорых на расправу. Но есть смельчаки, способные крикнуть правду в лицо тирану. Это Максина Прайс – знамя нового мира. Это Таня – чернокожая выпускница Куантико. Это Сиг – бродяга и дикарь. Но есть и те, что не прочь ловить рыбку в.
Пыльца
Мир, смазанный Вазом, катится к концу. Сновидение, Вирт, объявляет войну своему сновидцу. Войну за свободу. Войну за реал. Войну за право рассказывать истории. Вы догадывались, что ваши любимые персонажи могут презирать и ненавидеть вас? Что им давно опостылело быть только рассказываемыми? Мир, где Плодородие-10 сломало генетические барьеры. Существа, слившиеся в экстазе межвидового секса, вечное противостояние гибридов. Мех против Дыма. Чистые против гибридов. Больные против здоровых. И все.
Борьба со смертью
«– Меня мучает недоделанное дело, – сказал Лорх доктору. – Да: почему вы не уезжаете? – Любезный вопрос, – медленно ответил Димен, сосредоточенно оглядываясь. – Кровать надо поставить к окну. Отсюда, через пропасть, виден весь розовый снеговой ландшафт. Смотрите на горы, Лорх; нет ничего чище для размышления. – Почему вы не уезжаете? – твердо повторил больной, взглядом заставив доктора обернуться. – Димен, будьте.
Учитель пения
«… – Перерыв! – объявил председатель. – Пошли в буфет, товарищи. Мы славно поработали и заслужили булочку с кефиром. – Извините, – вмешался Соломатин. – Я руководитель детского хора. Что мне сказать детям? Председатель недовольно поморщился, а один из членов жюри пошутил и сам рассмеялся собственной шутке: – Передайте им, чтобы хорошо учились! – Вы член жюри по юмору? – спросил Соломатин. – Мы сообщим наше решение, –.
Мир, замкнутый в себе
– Да, эпоха великих географических открытий миновала. Что поделаешь, – вздохнул старый учитель, – такова логика истории. Новые острова человек должен открывать в космосе, а не на старушке Земле. – Положим, и в космосе не особенно разгонишься, – заметил его собеседник, сосед по дому. – Почему же? В космосе немало еще «белых пятен». – Так-то оно так, но говорят, что наша вселенная ограничена, – скорбно оказал сосед, знаток новейших.
Звоночек
«…С чемоданом в руке Майя заглянула в соседнюю комнату. Гуннар развалился в кресле и, как обычно, читал латышскую газету, которую получал по подписке. Мужа Майя вывезла из Латвии. – Я ухожу! – сказала Майя. – Куда? – спросил Гуннар. – Ты помнишь Матиса, вот тут написано: он на каком-то конкурсе получил первую премию! – Я ухожу насовсем! – продолжила Майя. – Как это говорят у вас по-русски, – Гуннар не выказал ни малейшего.
Здесь будет сад
«Транспорт был огромен. За неделю кропотливой работы из обычного карьерного проходчика сделали сухопутный броненосец. Обшили борта стальными листами, устроили палубы для пассажиров, усилили каркас и заменили двигатель. В багряном полумраке вспыхнула сварочная дуга, особенно яркая на фоне темного корпуса. - Пушки ставят, – сказал часовщик Менакер. – Ночью на тягачах привезли. – И потом добавил, словно оправдывался: – У меня бессонница, я видел. - Пушки? –.
Упрямый козлёнок
«Жил-был обыкновенный Козлёнок. Как все козлята, он был мал, но упрям. Он хотел всё делать по-своему. Однажды ему пришло в голову уйти погулять подальше от дома. – Не ходи далеко! – предупредила его мать. – Собираются тучи. Быть грозе. – Никакой грозы не будет! – ответил Козлёнок и поскакал по тропинке в дальний лес…» Иллюстрации – Чижикова Виктора Александровича..
Высотка
Сорок этажей, тысяча квартир, две тысячи жильцов – это и есть высотка, одна из пяти запланированных в новом жилом комплексе в Лондоне. Полная самообеспеченность, включая торговый центр, салон-парикмахерскую, два плавательных бассейна, спортивный зал и начальную школу для детей – несомненно, это образец будущего, новая социальная структура, дивный новый мир...  Вот только начинается что-то неладное – с электричеством, с лифтами, с мусоропроводом... Кто виноват? Виноваты.
Психея
«Она стоит на коленях, посреди кровати, на смятых простынях. Ждет, пока я разберусь с пряжкой ремня в джинсах, смотрит снизу вверх, накручивая на палец локон. - Хватит возиться, – улыбается она. – Мне уже не терпится! Розовая помада, лиловые тени на веках, пушистые ресницы, в мочках ушей – здоровенные кольца из розовой пластмассы. Светлые пряди собраны в два хвоста – конечно же розовыми – резинками, перекинуты вперед, стыдливо прикрывают ореолы сосков. В.
Распутья
«Я их хранил в приделе Иоанна, Недвижный страж, – хранил огонь лампад. И вот – Она, и к Ней – моя Осанна – Венец трудов – превыше всех наград…».