Сын сна

Сын сна Читать онлайн
Балл: 0
Голосов: 0
Год выпуска
2019
Жанр
Современная проза
ISBN
978-5-5321-0141-8

В определённые периоды жизни мы начинаем уделять больше внимания своим снам. Это происходит чаще всего после того, как мы видим какой-то особенный сон, резко отличающийся от обычных сновидений. Но не найдя объяснения происходящему, вновь забываемся в привычной мизансцене дней. Но! Если звёзды зажигают, значит это кому-нибудь нужно...

Сын сна скачать fb2, epub, pdf, txt бесплатно

Рекомендуем почитать
Лесная Гавань
«– Познакомьтесь, это месье Симон, – произнесла баронесса и отошла в сторону, открыв взору молодого мужчину, высокого и статного, одетого с иголочки. В руке мужчина держал небольшую сумку, а в голове – хорошие манеры. - Герр фюрст, – сделав небольшой поклон, произнес тот, – для меня великая честь быть представленным вам и…».
Почти смешная история
«… – Вы всегда такой молчаливый? – спросила она. – Нет. – Это я вас раздражаю своей болтовней? – Да. – Я буду молчать, – пообещала Иллария. – Но в самом деле, вдруг ни с того ни с сего вы беретесь нести этот проклятый чемодан, потом устраиваете номер в гостинице, из-за этого вам придется жить вдвоем, потом вы сами несете чемодан в мастерскую. Я думаю, вы добряк, а вот Таисия Павловна считает, что вы за кем-то из нас ухаживаете или за.
Сватать надо зимой!
«… Сергей голову поднял, но смотрел не на Лелю, а куда-то в пространство. – А ну, не отворачивайтесь! – прикрикнула Леля. – Осталось последнее – лифчик. Внимание! Р-раз! – Леля сдернула лифчик, выпрямилась, развернула плечи и слегка отвела их назад, как делают профессионалки… И только теперь заговорил Сергей: – У вас гуськи пошли! – Что? – не поняла Леля. – Ну пупырышки от холода. Топят здесь плохо. Зачем вы себя.
Лиловые свечи Иирда
«– Лиловые свечи Иирда невозможно задуть! – бледное лицо торговца исказила гримаса напускной обиды. – Это лучший товар в Безнадеге! - А как насчет залить: вода… кровь? – Клиент был облачен в долгополый серый плащ. Из-под капюшона едва выглядывал глянцевый край церемониальной маски. - Ни залить, ни засыпать. Свеча прогорает до конца, как… – тут черные глаза торговца впились в покупателя, – как душа…»..
Звоночек
«…С чемоданом в руке Майя заглянула в соседнюю комнату. Гуннар развалился в кресле и, как обычно, читал латышскую газету, которую получал по подписке. Мужа Майя вывезла из Латвии. – Я ухожу! – сказала Майя. – Куда? – спросил Гуннар. – Ты помнишь Матиса, вот тут написано: он на каком-то конкурсе получил первую премию! – Я ухожу насовсем! – продолжила Майя. – Как это говорят у вас по-русски, – Гуннар не выказал ни малейшего.
Моя работа – собирать улики
«…– Третьего дня, – продолжил человек в мешковатом фраке, – играли в одном месте, а ставкой была, не поверите… девушка! Грюбер поднял бровь, все еще не поворачиваясь. – Представляете? И не какая-то там гулящая, нет! Чудесная деревенская девчонка, приехавшая в город устраиваться нянькой или служанкой, но попавшая в затруднительные обстоятельства. Ни денег, ни родственников, ни жилья – ничего! Так еще и документы у нее то ли потерялись, то ли были.
Марья Лусьева
«Дело было в последних девяностых годах прошлого века. В один из к-ских полицейских участков явилась – „ворвалась, как буря“, говорил мне свидетель-очевидец – нарядно одетая молодая девушка, очень красивая и вполне приличного типа, но взволнованная, с одичалыми глазами, с щеками, пылавшими огнем. – Кто здесь главный? – резко крикнула она. – Пристава нет сейчас. Я за него, его помощник. Что вам угодно? Девушка продолжала так же резко и порывисто:.
Жанна д'Арк: два года перед бессмертием
Сложный, многогранный образ Жанны д’Арк каждое время трактует по-своему. Но одно в ней бесспорно. Она просуществовала в истории два года. А дальше – бессмертие… Подумайте, от момента ее появления на исторической арене до казни прошло всего два года! А дальше – бессмертие…Случай не частый. А с женщинами в истории – и вовсе уникальный..
Борьба со смертью
«– Меня мучает недоделанное дело, – сказал Лорх доктору. – Да: почему вы не уезжаете? – Любезный вопрос, – медленно ответил Димен, сосредоточенно оглядываясь. – Кровать надо поставить к окну. Отсюда, через пропасть, виден весь розовый снеговой ландшафт. Смотрите на горы, Лорх; нет ничего чище для размышления. – Почему вы не уезжаете? – твердо повторил больной, взглядом заставив доктора обернуться. – Димен, будьте.
Коридор
Медсестры повезли каталку через дверь в отделение. Там было темнее. Бродили мрачные одиночки. Они не разговаривали. Равнодушно посматривали на наше передвижение. Из стен торчали чьи-то руки, ноги, части тел. Кто-то даже махнул перед моим лицом чем-то....
Сколько стоит Новый год
Новый год – он каждый год, это факт. Но их ведь не так много, этих «каждых лет», если подсчитать. И не все время рядом будут одни и те же люди. В этот Новый год могло не быть меня… И ради чего, ради пары лишних банкнот! Теперь и думать об этом не хотелось. В жизни хватает праздников, и способов заработать тоже много. А волшебная ночь из детства, когда время хотя бы ненадолго можно отмотать назад, – она одна такая. Снег из-под наших ног улетал в небо, и я не хотела.
Девушка из моря
Нет, так просто я не умру. С ожесточенным упорством я выталкиваю себя из глубины. Воды поглощают меня. Уносятся во мрак гирлянды пузырьков. Последние отчаянные всплески, и вот он, спасительный воздух. Влажный ночной запах. Наконец-то я вновь вижу чернильное небо… Но «я» – это кто? Говорят, я Мия Джеймс. Для меня это имя – пустой звук. Я выжила, но моя память осталась в море. Ничего не помню, никого не узнаю – даже себя в зеркале. Единственное, что осталось.
Забытая эволюция
«– Это было огромное чудовище! На четырех ногах, но с человеческим торсом и лицом! Вернее, похожим на человеческое… - Вы хотите сказать, что это был кентавр? - Может быть, но точно не из старинных мифов – те были изящнее. А этот – какой-то угрюмый тяжеловоз…».
Н. К. Михайловский
«Позвольте мне в сороковой день памяти Н. К. Михайловского обратить к имени его строки, – может быть, нескладные, но искренние, – которые были набросаны мною, когда вдали от Петербурга я получил первое известие об его смерти. Они остались, – как любят выражаться русские журналисты, – «в моем портфеле», хотя портфелей у них, обыкновенно, не имеется, – потому что – я боялся – тогда они представили бы собою запоздалый некролог, повторение.