Броня Балтики

Броня Балтики
Серия
Классическая библиотека приключений и научной фантастики
Год
2017
Жанр
Приключения
ISBN
978-5-9524-5242-8

Броня Балтики – это не только мощная броневая защита русских кораблей Балтийского флота, вступивших в бой с броненосцами кайзера. Прежде всего, это люди – матросы и офицеры, геройски сражавшиеся с неприятелем. Боевые действия балтийцев в 1914–1917 годах стали славной, хотя и порядком забытой вехой в истории Военно-Морского флота нашей страны. Главный герой – начальник разведывательного отделения Балтфлота Илья Стрельцов. В его задачу входит формирование разведывательных органов флота. Сухопутный офицер с удивлением постигает флотскую жизнь, не уставая поражаться доблести и смекалке матросов и комсостава. Здесь же и история любви, ведь даже в самые тяжелые времена сердца не боятся любить…

Автор – Илья Евгеньевич Дроканов – много лет отдал флотской разведке и не понаслышке знаком с ее историей и современным состоянием, его патриотичная книга привлечет многих «мореманов» и любителей книг о спецслужбах.

Оценка содержания.
Здравствуй, дорогой читатель. Мы уверены, что книга "Броня Балтики" Илья Дроканов полностью захватит ваше воображение. Броня Балтики – это не только мощная броневая защита русских кораблей Балтийского флота, вступивших в бой с броненосцами кайзера. Прежде всего броней, защищавшей Петроград и исконно русскую землю у берегов Балтийского моря от давившей вражеской мощи, стали люди – матросы и офицеры, геройски сражавшиеся с неприятелем. Боевые действия балтийцев в 1914–1917 годах стали славной, хотя и порядком забытой вехой в истории Военно-Морского флота нашей страны. «Русский флот, вступая в Первую мировую войну, не имел в штабах командующих морскими силами Балтийского и Черного морей разведывательных органов в привычном для современного военного человека понимании. Их формирование и становление, как в организационном, так и в профессиональном плане происходило уже на фоне начавшихся боевых действий и в окончательном виде стало в значительной мере результатом служебной инициативы и творчества вовлеченных в этот процесс офицеров». Из статьи М.А. Партала, Д.Н. Симонова «Радиоразведка русского императорского флота на Балтийском море: история создания». Защитник андреевского флага Ветер всю ночь напролет Стонет, запутавшись в мачтах. Волны вгрызаются в борт, Мокрая палуба скачет. В тесной каюте свеча И на стене пистолеты, С ромом заваренный чай Тускло блестят эполеты. Андрей Васильков, «Последнее письмо», 2002 г. К адмиралу Эссену (март 1915) – Господа, подъезжаем! – Проводник, зовите носильщика к нам в купе! – Как прикажете, мадам! Господа, подъезжаем, скоро вокзал! – Батюшка, я сниму ваш саквояж с полки! Не извольте беспокоиться. – Ревель, господа, Ревель! Подъезжаем! Голоса в коридоре вагона становились все громче. В дверь купе постучали, затем в небольшом проеме показалась голова проводника: – Через десять минут Ревель, вокзал, ваше высокоблагородие! Илья Иванович поднялся с кожаного дивана, застегнул верхнюю пуговицу кителя и, приподняв подбородок, зацепил два крючка на воротнике стойкой со свежим подворотничком. «Хм, “высокоблагородие”, выше бери – “ваше превосходительство”! Так-то, паря», – как обычно, про себя подал он ответную реплику. На глаза ему попалось длинное узкое зеркало на стенке купе. И вновь – уже в который раз за последнюю неделю – Стрельцов узнавал и не узнавал собственное отражение. Это ведь его лицо с карими глазами и аккуратно постриженной щеточкой седых усов. А дальше все как будто чужое: с зеркальной поверхности смотрел флотский офицер в синем кителе с нагрудными карманами и погонами, золотое поле которых прорезали два красных просвета без звезд – полковника военно-морского ведомства. Черные форменные брюки навыпуск и черные штиблеты с прорезиненными вставками на щиколотках. Не привык Илья Иванович к своему новому обличью, никак не привык. К знакомым ему форменным атрибутам можно отнести лишь витые шнуры аксельбантов на правом плече да золотые царские вензеля на погонах – знаки. "Броня Балтики" Илья Дроканов читать бесплатно онлайн можно не единожды, ведь с каждым прочтением открываются совсем иные мыслительные грани.